Споры связанные с наследованием

Закрыть ... [X]

О судебной практике рассмотрения дел по вопросам применения гражданского законодательства при разрешении споров, связанных с наследованием, за 2011-2012 годы

О судебной практике рассмотрения дел по вопросам применения гражданского законодательства при разрешении споров, связанных с наследованием, за 2011-2012 годы

 

Нельзя переоценить значимость наследственного права, которая выражается в поддержании стабильности жизни, сохранении семейных устоев, обеспечении материальной базы будущих поколений. Право наследования гарантирует развитие производительных сил в обществе. Осознание того, что все заработанное и нажитое человеком после его смерти перейдет к близким ему людям, является серьезным стимулом к эффективному труду, усиливает доверие к государству.

Ценность наследственного права за последние годы возросла, сняты ранее действовавшие ограничения на количество и виды имущества, которые могут находиться в собственности граждан, расширен состав наследства.

Нормы наследственного права, выработанные в советский период, не отражали последних реалий, сложившихся в экономической жизни страны. Введен институт частной собственности, увеличено число субъектов гражданских отношений, установлены новые механизмы защиты имущественных и личных неимущественных прав граждан. Появился значительный слой людей, которым принадлежит дорогостоящая собственность: земельные участки, дома, ценные бумаги, предприятия. Для таких людей небезразлично, какой будет судьба принадлежащего им имущества после их смерти.

Практика показывает, что, рассматривая споры о наследстве, суды испытывают затруднения, обусловленные сложностью наследственного права, возрастающим количеством дел, вытекающих из наследственных правоотношений, их значимостью для гражданского общества.

Иркутским областным судом проведено обобщение судебной практики по вопросам применения законодательства при рассмотрении вопросов, возникающих из наследственного права. В обзоре рассмотрены вопросы наследственного права, вызывающие наибольшие затруднения в применении судьями региона. Настоящий анализ проведен с использованием материалов судебной практики за период с 2011 года по 1-е полугодие 2012 года.

Цель обобщения состоит в определении общего подхода в решении возникающих споров, а также выявлении ошибок, допускаемых судами при применении законодательства. Кроме того, рассмотрены отдельные аспекты по применению судами положений гражданского законодательства по делам, возникающим из наследственных правоотношений, в том числе с учетом постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

В статье 35 Конституции Российской Федерации указано, что право частной собственности охраняется законом, право наследования гарантируется. С 1 марта 2002 года вступила в силу третья часть Гражданского кодекса Российской Федерации, которая содержит нормы наследственного права. Вместе с тем, несмотря на стабильность института практика по всей стране показывает, что количество подобных споров неуклонно возрастает, что объясняется развитием гражданского оборота и увеличением объема имущества, находящегося в собственности граждан.

Согласно статистическому отчету формы № 2 о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению гражданских дел по первой инстанции за 2011 год районными судами Иркутской области всего окончено 64 351 дело, в том числе по спорам, связанным с наследованием имущества – 2 027 дел, что составило 3 % от общего количества всех рассмотренных дел за данный период. За первое полугодие 2012 года окончено 28 717 дел, из них 889 дел или 3,1 % составили споры о наследовании.

Дела, связанные с наследованием имущества, рассматривались районными судами также в рамках особого производства по правилам главы 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Статистические данные свидетельствуют о том, что из оконченных производством за период с 2011 года по первое полугодие 2012 года 2916 дел, учтенных по 35 строке статистического учета, 2 572 дела рассмотрено с вынесением решения, что составило 88,2 %.

В большинстве случаев судами принимались решения об удовлетворении заявленных требований. По 2 405 делам, рассмотренным районными судами по спорам о наследовании, заявленные требования были удовлетворены (93,5 %).

Отказ в удовлетворении требований при рассмотрении исков о наследстве имел место в 167 случаях.

Приведенные выше данные свидетельствуют об эффективности судебной защиты наследственных прав граждан.

Основаниями прекращения производства по делам данной категории явились: отказ истцов от заявленных требований, утверждение судом мировых соглашений.

Несмотря на разнообразие ситуаций, в связи с которыми предъявляются иски о наследстве, все наследственные споры, как показало обобщение судебной практики, можно разделить на следующие разновидности: о разделе имущества, о признании наследниками, о признании призванными к наследованию, о выделе доли, о лишении наследственных прав, о продлении срока на принятие наследства.

Это также споры между наследниками по закону и по завещанию, споры, возникающие при рассмотрении вопроса о недействительности завещания полностью или в части, о выделе обязательной доли. Встречаются споры между наследниками по завещанию или по разным завещаниям, споры о реальном разделе наследственного имущества, о признании наследника недостойным, о продлении срока для принятия наследства, о признании позднее составленного завещания недействительным. Кроме того, это споры между наследниками и государством по поводу имущества.

Анализ показал, что при рассмотрении дел данной категории суды в основном правильно применяли нормы материального и процессуального права. Вместе с тем в практике имели место случаи существенного нарушения норм процессуального права, а также неправильного истолкования отдельных положений наследственного права.

Всего за 2011 год судом второй (кассационной) инстанции рассмотрено 13 464 жалобы и представления на судебные решения и определения судов первой инстанции, из которых по делам о разрешении споров, связанных с наследованием – 214 (1,6 %), в том числе 156 (или 68,7%) – на решения и 58 – (или 23,7 %) на определения.

Из 156 обжалованных судебных решений:

-                    оставлено без изменения – 140;

-                    отменено в части с принятием нового решения – 1;

-                    отменено полностью с направлением дела на новое рассмотрение – 13;

-                    другие с удовлетворением кассационных жалоб – 2.

Стабильность судебных решений составила 89,7 %.

 

Из 58 обжалованных определений по частным жалобам и представлениям по делам о наследовании:

-                    отставлено без изменения – 41;

-                    отменено полностью с разрешением вопроса по существу – 3;

-                    отменено с передачей вопроса на новое рассмотрение – 14.

Стабильность определений составила 70,7 %.

 

За первое полугодие 2012 года судом второй (кассационной, апелляционной) инстанции рассмотрено 4 955 жалоб и представлений на судебные решения и определения судов первой инстанции, из которых по делам о разрешении споров, связанных с наследованием – 93 (2 %), в том числе 71 (или 76,3 %) – на решения и 22 (или 23,6 %) – на определения.

Из 71 обжалованного судебного решения:

-                    оставлено без изменения – 63;

-                    отменено полностью с направлением дела на новое рассмотрение – 3;

-                    отменено в части с принятием нового решения – 1;

-                    отменено в части с направлением дела на новое рассмотрение – 1;

-                    отменено полностью с принятием нового решения – 3.

Стабильность судебных решений составила 88,7 %.

 

Из 22 обжалованных определений судов первой инстанции по делам о наследовании:

-                    отставлено без изменения – 16;

-                    отменено полностью с разрешением вопроса по существу – 1;

-                    отменено с передачей вопроса на новое рассмотрение – 4;

-                    прекращено производство по делу – 1.

Стабильность определений составила 72,7 %.

 

Всего за исследуемый период (2011 год – 1 полугодие 2012 года) прошли проверку в суде второй (кассационной, апелляционной) инстанции 227 решений. Дела по наследственным спорам распределились следующим образом:

-                    об установлении факта принятия наследства и иных фактов – 36 дел (или 15,9 %);

-                    о признании завещания недействительным – 34 дела (15 %);

-                    о восстановлении срока принятия наследства – 30 дел (13,2 %);

-                    о включении имущества в наследственную массу – 26 дел (11,4 %);

-                    о признании права собственности на наследственное имущество – 25 дел (11 %);

-                    о взыскании денежных средств по долгам наследодателя – 16 дел (7 %);

-                    о признании сделки недействительной – 12 дел (5,3 %);

-                    о признании недостойным наследником – 9 дел (4 %);

-                    о признании недействительным свидетельства о праве на наследство – 7 дел (3,1 %);

-                    о выделе и определении доли в наследстве – 6 дел (2,6 %);

-                    о выделе обязательной доли, уменьшении доли – 3 дела (1,3 %);

-                    об истребовании наследственного имущества – 3 дела (1,3 %);

-                    о разделе наследственного имущества – 2 дела (0, 9 %);

-                    исключение из наследственной массы – 2 дела (0,9 %);

-                    об оспаривании действия нотариуса – 2 дела (0,9 %);

-                    о признании незаконными решений (СНК, ГК) – 2 дела (0,9 %);

-                    о признании наследником, принятии наследства – 2 дела (0,9 %);

-                    прочие дела, вытекающие из наследственных правоотношений – 10 (4,4 %).

 

Наибольшие затруднения судьи испытывали при рассмотрении дел о восстановлении срока принятия наследства (4 дела); об установлении факта принятия наследства, о включении имущества в наследственную массу, о признании сделки недействительной, о признании недостойным наследником, об истребовании наследственного имущества (по 3-м делам каждой категории); о признании права собственности на наследственное имущество, о выделе и определении доли в наследстве (по 2-м делам каждой категории); а также о признании завещания недействительным, признании недействительным свидетельства о праве на наследство.

Основанием для отмены или изменения судебных решений, как правило, являлось неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела. Реже судьи нарушали или неправильно применяли нормы материального и процессуального права. За исследуемый период таких нарушений было выявлено 6. В 3-х случаях имело место несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

 

Наследственные отношения регулируются правовыми нормами, действующими на день открытия наследства. В частности, этими нормами определяются круг наследников, порядок и сроки принятия наследства, состав наследственного имущества. Исключения из общего правила предусмотрены в статьях 6, 7, 8 и 8.1 Федерального закона «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

29 мая 2012 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление (далее по тексту – Постановление № 9), в котором представил подробные разъяснения положений гражданского законодательства по делам данной категории, охватывающие многие вопросы, связанные с регулированием наследственных правоотношений. В Постановлении № 9 даны подробные разъяснения, касающиеся особенностей наследования различных видов имущества: корпоративных прав, исключительных прав, объектов недвижимости и т.д.

В данном обобщении использованы наиболее актуальные положения Постановления № 9, корректирующие сложившуюся судебную практику.

 

1.    Подведомственность споров о наследстве

 

Наследственные правоотношения являются одним из видов гражданских правоотношений, поэтому в соответствии со статьей 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации разрешение данных споров относится к подведомственности судов общей юрисдикции.

В пункте 1 Постановления № 9 Верховный Суд Российской Федерации указал, что дела, вытекающие из наследственных правоотношений, могут рассматриваться только судами общей юрисдикции. На подведомственность таких дел не влияет ни состав участников наследственных споров, ни вид наследуемого имущества.

Отдельно разъясняется, что суды общей юрисдикции должны рассматривать споры:

– о включении в состав наследства имущества в виде акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, земельной доли, полученной наследодателем при реорганизации сельскохозяйственных предприятий и приватизации земель;

– по требованиям о выплате действительной стоимости доли наследодателя в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества либо о выдаче соответствующей ей части имущества в натуре, о выплате стоимости пая умершего члена производственного кооператива и т.п.

Если требования, возникающие из наследственных правоотношений, неразрывно связаны с иными требованиями, которые подведомственны арбитражным судам, то в соответствии с частью 4 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации такие споры также должны рассматриваться в судах общей юрисдикции.

Такие разъяснения выработаны на основе сложившейся в Российской Федерации судебной практики.

 

2.    Подсудность споров о наследстве

 

Необходимо отметить, что до принятия Федерального закона № 147-ФЗ от 22 июля 2008 года «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» дела по спорам о наследовании имущества относились к подсудности мировых судей в зависимости от цены иска таких дел. При этом доля дел указанной категории, которую рассматривали мировые судьи, была незначительной.

После вступления в законную силу названного Федерального закона (с 30 июля 2008 года) все споры о наследовании независимо от цены иска были отнесены к подсудности районных судов.

Так, в качестве общего правила установлено, что дела, связанные с наследованием, подсудны районным судам. В частности, районному суду в качестве суда первой инстанции подсудны споры, связанные с долгами наследодателя.

В связи с нарушением правил подсудности определением судьи городского суда Иркутской области от дата года возвращено исковое заявление С.П.Ф. к нотариусу о признании права собственности на 1/10 доли квартиры.

Возвращая исковое заявление С.П.Ф., судья исходил из того, что данное дело неподсудно городскому суду, поскольку предъявлен иск имущественного характера, и его цена не превышает 50 000 рублей, при этом истцу разъяснено право на предъявление исковых требований к мировому судье судебного участка № г. . Вместе с тем, как следовало из содержания искового заявления, истец являлся наследником по завещанию С. Ф.Н., умершего , и заявлял требование о признании за ним права собственности на 1/10 долю квартиры – наследственного имущества С.Ф.Н. Таким образом, С.П.Ф. был заявлен спор о наследовании имущества. Делая выводы о неподсудности данного иска федеральному суду, судья оставил без внимания п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, в соответствии с которым рассмотрение данных требований из подсудности мировых судей исключено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.10.2011 года настоящее определение отменено, материал возвращен в тот же суд для решения вопроса о принятии указанного искового заявления ().

 

В то же время споры, которые связаны с обязательствами, возникшими в связи с принятием наследства, могут рассматриваться и мировыми судами, если цена иска не превышает 50 тыс. руб. В качестве примеров таких споров в пункте 2 Постановления № 9 приведены случаи, связанные с взысканием долгов наследодателя, возникших у наследников после принятия наследства (например, по уплате после открытия наследства процентов по кредитному договору, заключенному наследодателем, по коммунальным платежам за унаследованную квартиру и др.).

 

3.    Место предъявления иска по спорам о наследстве

 

В статье 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что споры по делам о наследовании должны рассматриваться по месту жительства или месту нахождения ответчика. При этом в судебной практике выработано правило, что до момента принятия наследства такие споры должны рассматриваться по месту открытия наследства.

Кроме того, в пункте 3 Постановления № 9 указано, что если спор связан с наследованием нескольких объектов недвижимости, расположенных на территории юрисдикции нескольких районных судов, то иск может подаваться в любой из таких судов по месту открытия наследства.

Как разъясняется в пункте 17 Постановления № 9, под местом открытия наследства следует понимать последнее место жительства наследодателя ко дню открытия наследства (п. 1 ст. 20, ч. 1 ст. 1115 ГК РФ). Место жительства наследодателя может подтверждаться соответствующими документами или, как указал Верховный Суд Российской Федерации, в исключительных случаях – судом. На это прямо указывает закон (п. 9 ч. 1 ст. 264 ГПК РФ). В таких ситуациях суды могут оценивать длительность проживания наследодателя в конкретном месте на момент открытия наследства, нахождение в этом месте наследственного имущества и другие обстоятельства, свидетельствующие о преимущественном проживании наследодателя в этом месте.

Так, определение места открытия наследства имеет значение для решения вопросов, связанных с наследованием (ст. 1115 ГК РФ). Место открытия наследства – постоянное место жительства гражданина, которым признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК РФ).

Не признается местом открытия наследства временное место жительства наследодателя, независимо от продолжительности проживания.

 

С нарушением вышеприведенных норм было принято решение городского суда Иркутской области от дата года, которым в удовлетворении исковых требований А.С.А. к М.А.С. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, государственной регистрации права собственности отказано, встречные исковые требования М.А.С. к А.С.А. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство удовлетворены.

Как следовало из материалов дела, настоящий спор возник между двумя наследниками к имуществу умершего М.С.А., каждый из которых в установленный законом срок обратился к нотариусу за принятием наследства в виде жилого помещения, расположенного в .

При этом наследнику второй очереди, получившей право на имущество брата на основании отказа от доли в наследстве наследника первой очереди – отца наследодателя в порядке п. 1 ст. 1158 ГК РФ, свидетельство о праве на долю в квартире было выдано нотариусом нотариального округа.

Дочь наследодателя М.А.С. обратилась в нотариальную контору по месту временной регистрации М.С.А. в г. С и унаследовала всю квартиру, которой впоследствии распорядилась путем отчуждения ее по сделке купли-продажи третьим лицам.

Разрешая вопрос о месте открытия наследства, имеющий существенное значение, суд пришел к выводу о том, что последним местом жительства наследодателя является г. С, где он постоянно проживал, умер и захоронен. При этом он сослался на справку председателя ЖСК «» от дата года о постоянной регистрации М.С.А. на момент смерти в г. С, а также на сведения администрации МО о снятии его с регистрации в адрес.

Вместе с тем в материалах дела имелись справки того же лица – председателя ЖСК «» от дата и от дата, согласно которым регистрация наследодателя и его проживание в г. С имели временный характер.

Кроме того, из официального ответа на запрос суда УФМС России по С области от дата следует, что М.С.А был зарегистрирован в г. С по месту пребывания с дата по дата (умер дата). Этот факт подтвержден и копией свидетельства о регистрации по месту пребывания.

Указанные противоречия судом не устранены, оставлены без внимания и оценки в решении не получили.

Судом также не проверено, кому принадлежало жилое помещение в г. С, где проживал наследодатель, на каком праве он там проживал, не имеются ли в решении указания на иные обстоятельства, которые были бы установлены судом и указывали на постоянный характер проживания М.С.А. в этом городе.

Суд в решении сослался на абз. 7 п. 6 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав, утвержденных решением правления Федеральной нотариальной службы, однако при отсутствии у М.С.А. регистрации в п. и наличии в г. С только временной регистрации по месту пребывания, не применил положение ч. 2 ст. 1115 ГК РФ.

На открывшееся наследство в Российской Федерации может быть заведено только одно наследственное дело. Однако суд, разрешая требования А.С.А. о недействительности свидетельства о наследстве М.А.С., не проверил выполнение нотариусом, открывшим наследственное дело в г. С, требований Методических рекомендаций об извещении об этом нотариуса по последнему месту жительства наследодателя либо территориальный орган Росрегистрации.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда от 20.09.2011 года отменила решение суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

Если же последнее место нахождения наследодателя было неизвестно или находилось за пределами России, то местом открытия наследства, как разъясняется в пункте 18 Постановления № 9, следует считать место нахождения:

– наследуемого недвижимого имущества, находящегося в разных местах (местом открытия наследства может быть любое из этих мест), или его наиболее ценной части;

– наследуемого движимого имущества или наиболее ценной его части при отсутствии недвижимого имущества.

Этот вывод также подтверждается сложившейся в стране судебной практикой (к примеру, определение Московского городского суда от 06.06.2011 по делу № , обобщение Верховного суда Удмуртской Республики «Справка о результатах изучения судебной практики разрешения судами Удмуртской Республики споров, вытекающих из наследственных правоотношений», Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (четвертый квартал 2010 г.), утвержденный постановлением президиума Свердловского областного суда от 24.02.2011).

Как указал Верховный Суд Российской Федерации, ценность имущества при установлении места открытия наследства определяется, исходя из рыночной стоимости имущества на момент открытия наследства. Рыночная стоимость может подтверждаться любыми доказательствами, предусмотренными процессуальным законодательством (ст. 55 ГПК РФ).

 

Из представленных для подготовки настоящего обобщения судебных решений следует, что дела по заявлениям об установлении факта принятия наследства рассматриваются судами в порядке особого производства по месту жительства заявителя.

 

В связи с нарушением указанных норм определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28.10.2011 года отменено определение судьи районного суда г. Иркутска от дата года о возвращении заявления М.Г.П. об установлении факта принятия наследства с передачей вопроса на новое рассмотрение в районный суд г. Иркутска.

Принимая решение о возвращении заявления М.Г.П. в связи с неподсудностью, судья исходил из того, что спорное имущество – жилой дом находится по адресу: , установление факта принятия наследства на указанный жилой дом связано с правом на недвижимое имущество, а поэтому спор неподсуден районному суду.

Вместе с тем подсудность гражданских дел по заявлениям об установлении юридических фактов определена ст. 266 ГПК РФ, из содержания которой следует, что заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства заявителя, за исключением заявления об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом, которое подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества. М.Г.П. же было подано заявление об установлении юридического факта принятия наследства по месту своего жительства ().

 

В соответствии со ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен быть знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам.

 

Восстановление срока для принятия наследства осуществляется в рамках искового производства. Дела данной категории связаны с установлением права на наследственное имущество и рассматриваются судами, исходя из общего правила территориальной подсудности, по месту нахождения ответчика.

В тех случаях, когда предметом наследства являются объекты, указанные в ст. 30 ГПК РФ, иск подлежит рассмотрению по месту нахождения такого имущества.

Подсудность дел о праве на земельный участок зависит от места его нахождения.

 

В связи с нарушением правил ч. 1 ст. 30 ГПК РФ определением судьи районного суда г. Иркутска от 09.12.2011 года возвращено исковое заявление Т.Ю.В. по причине неподсудности спора данному суду. Возвращая исковое заявление Т.Ю.В., судья указал, что сторонами договора участия в долевом строительстве достигнуто соглашение о договорной подсудности споров по настоящему договору, подлежащих рассмотрению в суде по месту нахождения застройщика. Вместе тем данные выводы судьи не соответствовали нормам процессуального права. Истец Т.Ю.В. стороной договора участия в долевом строительстве не являлся, следовательно, к настоящему спору правило о договорной подсудности применяться не могло. Кроме того, данный спор вытекал из наследственных правоотношений, а не из договорных. Таким образом, подсудность должна определяться по правилам ч. 1 ст. 30 ГПК РФ, согласно которой иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в суд по месту нахождения спорного имущества.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 25.01.2012 года настоящее определение судьи отменено с передачей вопроса на новое рассмотрение в суд первой инстанции ().

 

Исключительная подсудность применяется и в тех случаях, когда иски предъявляются кредиторами наследодателя до принятия наследства наследниками. Эти дела подсудны суду по месту открытия наследства.

Если предъявляются требования о праве на несколько строений, расположенных в разных городах или районах, для каждого из которых ч. 1 ст. 30 ГПК РФ устанавливает исключительную подсудность, в этом случае имеются основания для применения по аналогии правил ч. 1 ст. 31 ГПК РФ, в соответствии с которыми все требования, если их нельзя разъединить, предъявляются в одном из судов по выбору истца.

Место отбывания наказания лицами, осужденными к лишению свободы, не является их местом жительства. Иск к таким лицам должен предъявляться по последнему месту их жительства до осуждения.

Обращение в суд с нарушением правил подсудности является основанием для возвращения искового заявления истцу (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ).

 

4.    Лица, участвующие в деле

 

Лица, участвующие в деле, – это лица, которые выступают как носители конкретных прав и обязанностей в гражданском процессе и имеют материально-правовой интерес к предмету спора, а также лица, на чьи права и обязанности может повлиять решение суда. По общему правилу состав лиц, участвующих в деле, определяется, исходя из анализа правоотношений, по поводу которых возник спор. Особенностью рассмотрения дел, вытекающих из наследственных правоотношений, является то, что независимо от порядка рассмотрения спора, содержания искового заявления либо заявления, поданного в порядке особого производства, к участию в деле судом должны быть привлечены все наследники наследодателя, принявшие наследство в установленный законом срок.

При рассмотрении дел о наследовании отдельных видов имущества, перечисленного в главе 65 Гражданского кодекса Российской Федерации, состав лиц, участвующих в деле, должен быть определен не только с учетом положений ГК РФ, но и специального законодательства.

Возникает вопрос о том, кто должен привлекаться к участию в деле при наличии выморочного имущества.

Как разъясняется в пункте 5 Постановления № 9, впредь до принятия соответствующего закона, определяющего порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований, при рассмотрении судами дел о наследовании от имени Российской Федерации выступает Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество) в лице его территориальных органов, осуществляющее в порядке и пределах, определенных федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, полномочия собственника федерального имущества, а также функцию по принятию и управлению выморочным имуществом (пункт 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 года № 432); от имени городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальных образований - их соответствующие органы в рамках компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

 

Ответчики по спорам о наследстве

Верховный Суд Российской Федерации указывает на недопустимость предъявления исковых требований к умершему гражданину, поскольку последний не обладает правоспособностью (пункт 6 Постановления № 9).

Суд должен отказать в принятии такого искового заявления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. Если же такое исковое заявление уже было принято к рассмотрению, то производство по нему подлежит прекращению согласно абз. 7 ст. 220 ГПК РФ. Истцу должно быть разъяснено, что в соответствии с п. 3 ст. 1175 ГК РФ он может обратиться с соответствующим требованием к наследникам умершего, а до принятия наследства - к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

Верховный Суд Российской Федерации отметил также, что при рассмотрении споров о наследовании судам необходимо установить наследников, принявших наследство, и привлечь их к участию в рассмотрении спора в качестве соответчиков (пункт 13 постановления № 9).

Определением городского суда Иркутской области от дата года на основании абз. 7 ст. 220 ГПК РФ прекращено производство по гражданскому делу по иску Открытого акционерного общества «Сбербанк России» к К.О.А. о взыскании суммы просроченного основного долга, просроченных процентов, расходов по оплате госпошлины. Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что не имеется сведений о наличии наследников К.О.А., принявших наследство после её смерти, отсутствуют сведения о выдаче свидетельства о праве на наследство выморочного имущества.

Вместе с тем из материалов дела следовало, что ОАО «Сбербанк России» обратился в суд с иском к К.О.А. о взыскании с нее в пользу банка задолженности по кредитному договору № от , заключенному между филиалом ОАО «Сбербанк России» и К.О.А. Согласно записи акта о смерти К.О.А., года рождения, умерла года. В силу ч. 1 ст. 44 ГПК РФ в случае выбытия одной стороны в спорном правоотношении в связи со смертью суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Согласно ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности, право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Учитывая, что обязанности по оплате задолженности по кредитному договору не являются обязанностями, неразрывно связанными с личностью наследодателя, личными неимущественными правами или нематериальными благами, то есть входят в состав наследства, спорное правоотношение допускает правопреемство.

Как видно из дела, К.О.А. являлась собственником доли квартиры. В силу ст. 1151 ГК РФ указанное имущество ввиду отсутствия наследников по завещанию и по закону может перейти как выморочное в порядке наследования по закону в собственность муниципального образования.

При таких обстоятельствах оснований для прекращения производства по делу в соответствии с абз. 7 ст. 220 ГПК РФ у суда не имелось, в связи с чем определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 10.10.2011 года определение отменено с возвращением дела в городской суд для рассмотрения по существу ().

 

Исковые требования о признании права собственности на имущество в порядке наследования не могут быть предъявлены к нотариусу.

Нотариус не является субъектом материальных правоотношений, связанных с правами на имущество и сделками с имуществом, поскольку не владеет, не пользуется и не распоряжается спорным имуществом, а потому и не может являться стороной по оспариваемым действиям. В связи с этим он не является ответчиком по имущественным спорам, возникшим между наследниками или сторонами договора, удостоверенного нотариусом.

 

При рассмотрении дел в порядке особого производства в соответствии со ст. 34 ГПК РФ нотариусы привлекаются к участию в деле в качестве заинтересованных лиц.

При этом суду необходимо проверять, не имеет ли место в данном случае спор о праве.

 

К примеру, определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 14.09.2011 года отменено решение городского суда Иркутской области от дата года по иску В.Г.И. к администрации муниципального образования об установлении юридического факта владения недвижимым имуществом, включении его в состав наследственной массы с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением суда исковые требования В.Г.И. удовлетворены частично. Установлен факт владения недвижимым имуществом, в удовлетворении исковых требований о включении спорного имущества в состав наследственного имущества отказано. Отказано в принятии ответчиком признания иска В.Г.И.

В соответствии с частью 1 и пунктом 6 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций, суд рассматривает дела об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом. Установление факта владения и пользования недвижимым имуществом может быть необходимым для получения правоустанавливающих документов на это имущество или для подтверждения ранее возникшего права собственности на объекты недвижимости, когда закон связывает с фактическим владением и пользованием недвижимостью возникновение права собственности или иного права.

Как установлено из материалов дела, требование об установлении факта владения строением В.Г.М. заявила с целью разрешения ее требований о праве на наследство, полагая наследственным имуществом домовладение по адресу: . Суд, установив факт владения строением, не принял во внимание, что фактически требования заявлены о признании права собственности на домовладение. В связи с чем, разрешая вопрос о праве В.Г.М. на наследственное имущество в виде домовладения, суд должен был разрешить его с учетом требований статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации. Установление факта владения строением как юридического факта в порядке статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации влечет за собой возникновение правовых последствий для заявителя.

 

Согласно п. 2 ч 1. ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

В связи с нарушением норм п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 01.09.2011 года отменено определение судьи районного суда г. Иркутска от дата года об отказе в принятии искового заявления Я.Ф.Н. к нотариусу М.Г.В. о признании права на отказную долю жилого помещения, расформировании наследственного дела № с передачей вопроса о принятии искового заявления на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отказывая в принятии искового заявления, судья исходил из того, что имеется вступившее в законную силу решение районного суда  г. Иркутска от дата года по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Однако, как следует из решения от дата, судом был разрешен спор о наследстве между Я.Ф.Н. и обязательными наследниками Я.В.Н., Я.В.Н. о выдаче свидетельства о праве на наследство нотариусом И.М.П.

Исковое заявление от дата Я.Ф.Н. о признании права на отказную долю жилого помещения в связи с отказом её брата от наследования предъявлено к нотариусу М.Г.В.

Таким образом, субъектный состав по данному заявлению не совпадает с составом лиц, участвовавших в деле, по которому было принято решение от дата. При таких данных определение судьи от дата  об отказе в принятии искового заявления Я.Ф.Н. по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, нельзя был признать законным и обоснованным.

 

Разрешение судом вопросов о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, влечет безусловную отмену решения суда.

 

Примером, когда суд неверно определил процессуальное положение и круг лиц, участвующих в деле, что привело к неправильному разрешению спора о наследстве, является решение городского суда Иркутской области от дата года, которым удовлетворены исковые требования М.Н.В. к Г.Н.К. о включении гаража в наследственную массу.

Истец обратилась в суд, указав, что после смерти ее отца М.В.И. осталось наследственное имущество в виде гаража. При жизни наследодатель не зарегистрировал право собственности на гараж, при этом владел, пользовался им как собственным, уплачивал гаражному кооперативу членские взносы. Истец просила включить в состав наследства объект недвижимости в виде гаража, взыскать расходы за оплату госпошлины и расходы на оплату услуг представителя.

Ответчик, подтвердив доводы истца, не признала лишь её требования о взыскании судебных расходов.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда об удовлетворении иска, указав следующее.

Разрешение при подготовке дела к судебному разбирательству вопроса о вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ), необходимо для правильного определения состава лиц, участвующих в деле. Невыполнение этой задачи на стадии подготовки может привести к принятию незаконного решения, и, как правило, влечет безусловную отмену решения суда.

Судом оставлено без внимания, что М.Н.В., заявляя исковые требования, обосновала их отсутствием зарегистрированного права у наследодателя в соответствии с требованиями закона и отказом нотариуса включить гараж в наследственную массу.

Судом также не поставлен вопрос о привлечении к участию в деле в качестве соответчиков гаражного кооператива и М.А.В., заявившего также о своих наследственных правах.

Более того, судом оставлены без внимания и оценки доводы Г.Н.К. о строительстве данного гаража в период ее брака с М.В.И. и фактическом владении ею данным гаражом.

Согласно ч. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Г.Н.К. указывала, что на строительство спорного гаража были потрачены денежные средства из семейного бюджета. Строительство гаража началось до заключения брака с М.В.И. в период сожительства, а окончено уже во время брака.

Таким образом, судом не был применен закон, подлежащий применению при рассмотрении заявленных требований, вследствие чего были нарушены имущественные права ответчика. Суд в порядке подготовки к судебному разбирательству в нарушение ст.ст. 148 – 150 ГПК РФ не предложил истцу уточнить исковые требования, поскольку между сторонами фактически имеет место спор о разделе имущества.

Кроме того, исходя из основания заявленных истцом требований, которые в ходе судебного разбирательства не были изменены или уточнены истцом, судебная коллегия пришла к выводу о незаконности возложения на Г.Н.К. возмещения судебных расходов истца.

При таких обстоятельствах определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18.10.2011, решение суда первой инстанции отменено с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

5.    Недостойные наследники

 

Отказывая истцам в признании ответчика недостойным наследником, суды исходят из отсутствия доказательств совершения каких-либо умышленных действий, влекущих признание его недостойным наследником, как того требует ст. 1117 ГК РФ, а также злостного уклонения ответчика от обязанностей по содержанию наследодателя.

В качестве примеров противоправных действий в Постановлении № 9 приводятся подделка завещания, его уничтожение или хищение, понуждение наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждение наследников к отказу от наследства. Перечисленные обстоятельства должны быть подтверждены в судебном порядке - приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу.

Также могут быть признаны недостойными наследниками родители, лишенные в судебном порядке родительских прав в отношении детей-наследодателей, если родительские права не были восстановлены ко дню открытия наследства (абз. 2 п. 1 ст. 1117 ГК РФ).

Для исключения недостойных наследников из числа наследующих имущество наследодателя привлечение суда не требуется. Это действие может быть исполнено нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело, при предоставлении ему соответствующего приговора или решения суда.

В п. 2 ст. 1117 ГК РФ также указывается, что недостойными наследниками признаются граждане, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

В отношении этой категории лиц Верховный Суд Российской Федерации указал, что обязанности по содержанию наследодателя должны быть установлены в соответствии с семейным законодательством. Это означает обязательное наличие судебного решения о взыскании алиментов, за исключением случаев, касающихся предоставления родителями содержания своим несовершеннолетним детям (пункт 20 Постановления № 9).

 

К примеру, решением городского суда Иркутской области от дата года в иске К.А.В. к К.В.В. об отстранения от наследства недостойного наследника отказано.

Разрешая возникший спор, суд исходил из того, что истцом в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств злостного уклонения ответчика от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, а также доказательств наличия в действиях К.В.В. умышленных противоправных действий, направленных против наследодателя К.Л.И., либо против осуществления последней воли, способствующих увеличению причитающейся ответчику доли наследства, а также других незаконных действий, которые бы исключили его из числа наследников.

При этом суд обоснованно отверг ссылки истца на факт привлечения ответчика к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ за умышленные действия против наследодателя, прекращенного за примирением сторон, так как данное обстоятельство не может свидетельствовать о совершении им противоправных действий против К.Л.И. как наследодателя, поскольку смерть последней наступила через шесть лет после указанных событий и не в результате виновных действий ответчика. Не нашел подтверждения в суде и факт злостного уклонения ответчика от содержания наследодателя, поскольку требований о взыскании алиментов при жизни К.Л.И. к К.В.В. не предъявляла.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 19 апреля 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

Решением районного суда г. Иркутска от дата года в удовлетворении исковых требований В.М.Е. к Щ.Т.Е. о признании недостойным наследником, отстранении от наследства отказано.

Разрешая спор, суд исходил из того, что злостное уклонение может иметь место, в первую очередь, при наличии судебного постановления о взыскании средств на содержание наследодателя, которое фиксирует необходимость последнего в таком содержании и соответствующую обязанность наследника. Указанные истцом фактические обстоятельства не свидетельствовали ни о нуждаемости наследодателя в материальной помощи, ни о соответствующих обращениях к ответчику, и тем более в судебном порядке. При рассмотрении дела истец поясняла, что умершая являлась получателем пенсии в размере около сумма рублей, в то время как ответчик Щ.Т.Е. является инвалидом третьей группы бессрочно, размер ее пенсии составляет с дата года сумма рублей.

При таких обстоятельствах суд, установив, что оснований к признанию ответчика недостойным наследником не имеется, отказал в удовлетворении требований о признании ответчика недостойным наследником.

Апелляционным определением судебной коллегии Иркутского областного суда от 2 мая 2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

По аналогичным основаниям районный суд г. Иркутска решением от дата  года отказал в удовлетворении иска Ч.С.Н. к Р.А.Г. о признании недостойным наследником.

Разрешая данный спор, суд исходил из того, что истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о совершении ответчиком каких-либо противоправных действий в отношении наследодателя для признания его недостойным наследником, не был доказан факт осуществления Р.А.Г. каких-либо действий, направленных против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления воли последней.

Судебная коллегия Иркутского областного суда в апелляционном определении от 15 июня 2012 года согласилась с данным выводом суда первой инстанции ().

 

Кроме того, суд должен установить злостный характер неисполнения рассматриваемой обязанности, для чего определяется продолжительность и причины неуплаты соответствующих средств. В качестве подтверждения злостного характера неуплаты могут быть представлены:

- приговор суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей;

- решение суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов;

- справка судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам и т.д.

Интересно отметить, что согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации в качестве злостного уклонения от выполнения обязанностей по содержанию наследодателя может быть квалифицировано также сокрытие действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена наследником места работы или места жительства и т.п. (пункт 20 Постановления № 9).

Требование о признании наследника недостойным по указанному основанию может подать любое заинтересованное лицо (п. 2 ст. 1117 ГК РФ). В пункте 20 Постановления № 9 уточняется, что таковым может быть признано лицо, заинтересованное в призвании к наследованию или в увеличении причитающейся ему доли наследства, отказополучатель либо лицо, на права и законные интересы которого (к примеру, на право пользования наследуемым жилым помещением) может повлиять переход наследственного имущества.

Вместе с тем суды допускали следующие ошибки.

 

Решением районного суда г. Иркутска от дата года отказано в удовлетворении исковых требований П.С.В. к П.Э.И. о признании недостойным наследником, признании права собственности на наследственное имущество.

Разрешая заявленные требования, суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований считать П.Э.И. недостойным наследником не имелось, поскольку оснований для отстранения наследника П.Э.И. от наследования не установлено, доказательств этого суду не представлено. Вместе с тем суд по существу не рассмотрел исковые требования П.С.В. о признании за ним права собственности на спорное наследственное имущество, хотя такие требования были заявлены. Так, отказывая истцу в иске о признании за ним права собственности на наследственное имущество, суд указал в решении, что поскольку нет оснований для отстранения П.Э.И. от наследования, то в связи с этим не подлежат удовлетворению требования П.С.В. (истца) о признании права собственности на наследственное имущество.

С данным выводом суда согласиться нельзя, поскольку исковые требования о признании права собственности на наследственное имущество являются самостоятельными, подлежат рассмотрению судом по существу, с учетом требований материального и процессуального закона.

Отказывая истцу в иске о признании права собственности на наследственное имущество, суд своим решением фактически лишил его права на оспаривание долей в наследственном имуществе, поскольку отказал в признании права на имущество в полном объеме, тем самым преградил истцу путь для дальнейшего его раздела, в том числе в судебном порядке. Суду надлежало рассмотреть вопрос о праве собственности на спорное имущество по существу, распределив бремя доказывания между сторонами, определить доли и объем наследственного имущества, поскольку спор о его разделе уже заявлен в суде.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции в части отказа в иске о признании права собственности на наследственное имущество нельзя признать законным и обоснованным. Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.02.2012 года решение суда отменено в части отказа в удовлетворении иска о признании права собственности на наследственное имущество и распределения судебных расходов, в указанной части дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

6.    Состав наследства

 

В пункте 14 Постановления № 9 разъяснено, что в состав наследуемого имущества может входить любое имущество, принадлежащее наследодателю на день открытия наследства, включая вещи (в том числе деньги и ценные бумаги), имущественные права и обязанности.

Среди имущественных прав в состав наследства могут включаться, в частности, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации, а также права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм.

Верховный Суд Российской Федерации напомнил, что имущественные обязанности наследодателя наследуются в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

В то же время в состав наследства не могут включаться имущественные права и обязанности, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается федеральными законами (ст. 418, ч. 2 ст. 1112 ГК РФ).

В пункте 15 Постановления № 9 приводятся некоторые примеры таких прав и обязанностей: алиментные права и обязательства, права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования, поручения, комиссии, агентского договора.

Также согласно сложившейся судебной практике как неразрывно связанные с личностью наследодателя не могут наследоваться:

- права на получение единовременной денежной выплаты на приобретение жилого помещения участником войны (определение ВС РФ от 24.04.2012 № 53-В12-4);

- право на безвозмездное предоставление земельного участка в связи с личными заслугами перед Российской Федерацией, отмеченными государственной наградой (определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.01.2012 № 33-613);

- права на дополнительные гарантии и компенсации, связанные с выполнением определенных задач в условиях чрезвычайного положения и в зоне вооруженного конфликта (определения ВС РФ от 27.12.2010 № 26-В10-78, от 10.12.2010 № 26-В10-66, от 10.12.2010 № 26-В10-59);

- право на занятие предпринимательской деятельностью (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2011 по делу № А13-19258/2009);

- обязанность по уплате штрафа за непредставление сведений в систему обязательного пенсионного страхования (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2010 по делу № А42-7211/2004).

 

В ходе проведенного анализа установлено, что суды Иркутской области обоснованно включали в наследственную массу денежные средства, поскольку они в силу ст.ст. 128, 129 ГК РФ являются объектом гражданских прав.

 

Так, М.Л.Н. обратилась в городской суд Иркутской области с иском к М.Ф.Ю., администрации МО о включении в наследственную массу суммы излишне уплаченного налога. Решением суда от дата года исковые требования удовлетворены.

Удовлетворяя заявленные требования М.Л.Н., суд исходил из того, что поскольку деньги являются объектом гражданских прав, то в соответствии со ст. 1112 ГК РФ они подлежат включению в состав наследства, принадлежащего наследодателю на момент открытия наследства. При этом суд не принял во внимание доводы администрации МО и налогового органа об отсутствии в налоговом законодательстве урегулированного порядка возврата наследникам излишне уплаченных сумм налога, поскольку это не может служить основанием для отказа наследникам в реализации их прав, гарантированных им разделом пятым ГК РФ.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 01.03.2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом судебная коллегия признала несостоятельной ссылку в жалобе на то, что права и обязанности по уплате налога неразрывно связаны с личностью наследодателя, поскольку в состав наследства включено принадлежащее наследодателю имущество ().

 

В пункте 80 Постановления № 9 разъяснено, что наследники объектов незавершенного строительства, расположенных на участке, предоставленном наследодателю на праве постоянного (бессрочного) пользования (ст. 269 ГК РФ), приобретают право на использование соответствующей части земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и наследодатель в соответствии с целевым назначением земельного участка.

 

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 28.01.2011 года отменено решение городского суда Иркутской области от дата года, которым в иске А.А.А. к администрации МО г. о включении имущества в наследственную массу отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что спорный жилой дом – объект незавершенного строительства является самовольной постройкой и не является имуществом, принадлежащим наследодателю на законных основаниях, в связи с чем не может быть включен в наследственную массу.

Вместе с тем, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд в нарушение требований ст.ст. 147 – 150 ГПК РФ не принял мер к надлежащей подготовке дела к судебному разбирательству, не уточнил исковые требования, не применил закон, подлежащий применению.

Суд не учел, что в соответствии с требованиями п. 1 ст. 130 ГК РФ, п. 30 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав» объекты незавершенного строительства относятся к недвижимому имуществу.

Признавая объект незавершенного строительства самовольной постройкой, суд оставил без внимания то обстоятельство, что исполкомом городского совета народных депутатов в дата году А.А.В. отведен земельный участок площадью кв.м. для строительства индивидуального дома в бессрочное землепользование. Согласно кадастровой выписке о земельном участке указанный земельный участок предоставлен для строительства индивидуального дома. Судом установлено, что на предоставленном земельном участке наследодателем возведен фундамент.

Таким образом, суд не учел, что спорный земельный участок был предоставлен А.А.В. в постоянное бессрочное пользование, на спорном участке возведен объект в виде фундамента, А.А.А. является наследником А.А.В. Согласно ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как целое и в один и тот же момент, если иное не следует из настоящего Кодекса.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды не всегда учитывали положения ст. 218 ГК РФ, согласно которой член гаражного кооператива приобретает право собственности на имущество в случае полной выплаты паевого взноса, а право собственности на наследственное имущество возникает с момента открытия наследства.

 

К примеру, определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 09.12.2011 года отменено решение районного суда г. Иркутска от дата года, которым отказано в удовлетворении исковых требований Х.А.А. к ГК № 2 «», К.А.В. о признании сделки продажи гаража незаконной, признании права собственности на гараж.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что Х.З.С., являясь членом гаражного кооператива, в дата года продала принадлежащий ей гараж К.А.В., который в настоящее время является членом гаражного кооператива и законным пользователем гаража.

При этом суд указал, что право собственности наследодателя Х.А.А. на спорный гараж зарегистрировано не было, и в ЕГРП сведений о правах на спорный объект недвижимости не имеется. Поскольку Х.А.А. являлся только пользователем гаража как член гаражного кооператива, отчуждение гаража происходило путем выхода из членов гаражного кооператива и приема нового пользователя в члены гаражного кооператива, а не путем сделки купли-продажи недвижимого имущества с соответствующей регистрацией перехода права собственности.

Суд также посчитал, что требования истца о признании гаража принадлежащим истцу как наследнику является производным от первоначально заявленного требования о признании сделки незаконной, поэтому также не подлежат удовлетворению.

Между тем в силу ст. 218 ГК РФ обязательным условием возникновения права собственности на предоставленное кооперативом имущество является членство или наличие у лица права на накопление в кооперативе. При вынесении решения суд не установил, кто является собственником спорного гаража, а, следовательно, полномочным лицом по распоряжению данным имуществом.

Указывая, что наследодатель не являлась собственником спорного гаража, суд не проверил наличие у нее права в силу выплат паевого взноса. При этом делая вывод о приобретении К.А.В. права в отношении спорного гаража в силу членства в ГК № 2, суд не решил вопрос о виде права, возникшего у К.А.В., а вывод о его приеме в члены кооператива и предоставлении ему спорного гаража не подтвержден доказательствами.

Право собственности на недвижимое имущество в случае принятия наследства возникает со дня открытия наследства (п. 4 ст. 1152 ГК РФ).

Наследник вправе обратиться с заявлением о государственной регистрации перехода прав собственности в орган, осуществляющий регистрацию права на недвижимое имущество и сделок с ним, после принятия наследства. В случае, если право собственности правопредшественника не было зарегистрировано в ЕГРП, правоустанавливающими являются документы, подтверждающие основание для перехода права в порядке правопреемства, а также документы правопредшественника, свидетельствующие о приобретении им права собственности на недвижимое имущество.

При вынесении оспариваемого решения суд не учел требование указанных норм закона, постановил решение без достаточных на то оснований, выводы суда не подтверждены доказательствами, что является основанием к отмене решения суда.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции отменено с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

В силу ч. 1 ст. 1120 ГК РФ завещатель вправе совершить завещание, распоряжение о любом имуществе, в том числе о том, которое он может приобрести в будущем.

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.08.1993 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.1993 № 11, от 25.10.1996 № 10) разъяснено, что если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора местной администрацией, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Вместе с тем при разрешении данных споров суд должен установить все юридически значимые обстоятельства.

 

районный суд Иркутской области, удовлетворяя своим решением от года заявленные требования А.А.А. и З.Л.А., исходил из того, что А.М.П. при жизни выразила свою волю на приватизацию квартиры по адресу: , подала заявление по вопросу приватизации спорной квартиры, получила справку - характеристику на квартиру в БТИ, но не имела возможности соблюсти все правила приватизации, что позволило суду сделать вывод о том, что воля А.М.П. на приватизацию квартиры была выражена в ее действиях, а квартира должна быть включена в состав наследства, открывшегося после смерти А.М.П. Соответственно наследниками первой очереди после умершей А.М.П., исходя из положений ст. 1142 ГК РФ, являются сын А.А.А. и дочь З.Л.А.

Вместе с тем выводы суда о включении в наследственную массу спорной квартиры и признании А.А.А. и З.Л.А. принявшими наследство в связи с тем, что их мать А.М.П. обратилась и изъявила желание приватизировать квартиру, совершила действия по получению технической характеристики на квартиру, согласия – отказа А.И.А. от приватизации квартиры, не соответствовали обстоятельствам дела и основаны на неправильном толковании норм материального права.

Так, указывая на положения пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8, суд неправильно истолковал нормы материального права и не учел, что из представленных доказательств - заявления А.М.П. от , в котором она просила рассмотреть вопрос о приватизации ее квартиры; согласия А.И.А., в котором он отказывается от участия в приватизации; и справки о технической характеристике квартиры от № не усматривалось, что А.М.П. вместе с заявлением подавала все необходимые для этого документы, и ей не могло быть отказано в приватизации. Кроме того, как установлено из ответа и.о. председателя комитета по управлению муниципальным имуществом и развитию бизнеса администрации района от № заявление на приватизацию А.М.П. от поступало, но было возвращено в комиссию по приватизации жилья в МУП «Возрождение» для полного его формирования. Более того, спорная квартира при передаче жилого фонда р.п. в собственность муниципального образования входила в муниципальный жилищный фонд и не была приватизирована, что видно из распоряжения от № и акта от .

Сами по себе справка о технической характеристике объекта от и согласие А.И.А. об отказе от принадлежащего ему права на приватизацию квартиры от не свидетельствуют о том, что А.М.П., подавая при этом заявление , при жизни обратилась с заявлением о приватизации и приложила к нему необходимые для этого документы, но умерла до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора местной администрацией.

Равно как и сам по себе факт получения документов, необходимых для приватизации квартиры, не является достаточным основанием для удовлетворения заявленных требований истца о включении квартиры в наследственную массу.

При таком положении судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда своим определением от 06.06.2012 года отменила решение в полном объеме, указав, что суд первой инстанции необоснованно удовлетворил заявленные требования А.А.А. и З.Л.А. о включении квартиры в наследственную массу, и приняла по делу новое решение, которым отказала в удовлетворении этих требований ().

 

7.    Коммориенты

 

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил практику применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о наследовании в случае одновременной смерти граждан (коммориентов). В пункте 16 Постановления № 9 указывается, что такие граждане не наследуют друг после друга. В этой ситуации открывшееся наследство таких лиц переходит к наследникам каждого из них, призываемым к наследованию по соответствующим основаниям.

В Постановлении № 9 указывается, что граждане, умершие в один день, для целей наследования признаются умершими одновременно), что следует из п. 2 ст. 1114 ГК РФ. Аналогичные выводы также встречаются и в судебной практике других регионов (определение Московского городского суда от 30.03.2011 по делу № 33-8991)

Непременным условием для признания лиц коммориентами является их смерть в течение одного календарного дня. Границы календарной даты определены моментом времени, ограниченным 00 часами 00 минутами 00 секундами и 24 часами 00 минутами 00 секундами, исчисляемыми по местному времени.

 

8.    Выморочное имущество

 

В п. 3 ст. 1151 ГК РФ указано, что порядок наследования и учета выморочного имущества должен определяться федеральным законом. Однако в настоящее время такой закон не принят.

В связи с этим Верховный Суд Российской Федерации в пункте 5 Постановления № 9 разъяснил, что в таких ситуациях от имени Российской Федерации вправе выступать Росимущество (п. 5.35 Положения «О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом», утв. постановлением Правительства РФ от 05.06.2008 № 432).

От имени городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальных образований в наследственные отношения в связи с наследованием выморочного имущества вправе вступать их соответствующие органы в рамках компетенции, установленной актами, определяющими их статус.

 

городским судом Иркутской области рассмотрено гражданское дело по иску Л.К.Г. к администрации г. о восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на жилое помещение; по встречному иску администрации г. к Л.К.Г. о признании недостойным наследником, признании права собственности на жилое помещение.

Решением суда от года в удовлетворении исковых требований Л.К.Г. отказано. Исковые требования администрации г. удовлетворены. Л.К.Г. признан недостойным наследником к имуществу умершей дата Ч.В.И., отстранен от наследования спорной квартиры, оставшейся после смерти наследодателя. За муниципальным образованием г. признано право собственности на указанную квартиру.

Судом установлено, что Л.К.Г. приговором городского суда от дата, вступившим в законную силу, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Из приговора суда следует, что Л.К.Г. совершил убийство наследодателя Ч.В.И.

Принимая во внимание, что Л.К.Г. совершил умышленное противоправное действие против наследодателя Ч.В.И., повлекшее смерть наследодателя, что подтверждается вступившим в законную силу приговором суда, суд пришел к выводу, что Л.К.Г. является недостойным наследником к наследству наследодателя Ч.В.И. в виде спорной квартиры.

При этом суд, учитывая, что наследники как по закону, так и по завещанию к наследственному имуществу, оставшемуся после смерти наследодателя, отсутствуют, а выморочное имущество в виде жилых помещений подлежит передаче в собственность муниципального образования г. , удовлетворил встречные исковые требования администрации г. о признании права собственности на спорную квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 13.03.2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

9.    Наследование по завещанию

 

Законом предусмотрено, что на случай смерти лицо может распорядиться своим имуществом только путем составления завещания. Судебная практика складывается таким образом, что отдельные недостатки завещания (к примеру, помарки и описки, а также ошибки в отдельных реквизитах завещания) не могут быть основанием для признания его недействительным, если суд установит, что их наличие не влияет на возможность понять волю завещателя.

 

К примеру, отказывая в удовлетворении исковых требований Б.И.Н. к Т.Т.Н. о признании завещания, свидетельства о праве на наследство недействительными, городской суд Иркутской области в решении от дата года исходил из отсутствия правовых оснований для удовлетворения требований истца. Подписание наследодателем завещания своим полным именем, отчеством и фамилией не свидетельствует о его фиктивности, недействительности. При этом суд указал на то, что подписание завещания подписью, содержащей полные фамилию, имя и отчество завещателя, не ставят под сомнение его волеизъявление.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 07.07.2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

Вместе с тем анализ судебной практики Иркутской области показал, что суды допускали ошибки, которые приводили к отмене судебных решений вышестоящим судом.

 

Так, например, решением городского суда Иркутской области от дата года отказано в удовлетворении исковых требований С.Л.В. к В.Л.А. о признании завещания недействительным. Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда, исходя из следующего.

Согласно п. 1 ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Отказывая в признании завещания недействительным, суд указал на отсутствие объективной информации о психическом состоянии завещателя, а также на наличие достоверных сведений о том, что последний не состоял на учете у психиатра, которые подтверждаются показаниями свидетелей. Кроме того, заключение посмертной психолого-психиатрической экспертизы о том, что завещатель не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими в момент составления завещания, носит вероятностный характер.

Вместе с тем суд не принял во внимание доводы заявителя о том, что ее отец М.В.С., хотя и не был лишен дееспособности, но в силу имеющегося у него целого ряда заболеваний, усугубленного бесконтрольным приемом лекарственных препаратов и злоупотреблением спиртными напитками, не мог осознавать характер своих действий и руководить ими. В момент составления завещания он находился в состоянии «длительного запоя», временами заговаривался, не узнавал близких, знакомых, плохо ориентировался в окружающей обстановке. Указанное подтверждается показаниями свидетелей.

Согласно заключению комплексной судебно-психиатрической комиссии экспертов М.В.С. вероятнее всего страдал алкогольной зависимостью, для которой характерны психические расстройства в виде когнитивных нарушений, соответствующих алкогольной и алкогольно-сосудистой энцефалопатии, в связи с чем эксперты пришли к выводу, что с наибольшей степенью вероятности на момент составления завещания М.В.С. не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Суд также не учел, что спорная квартира принадлежала на праве собственности М.В.С. и М.М.А. в соответствии с договором на передачу квартиры в собственность на основании Положения о приватизации жилищного фонда ПО «», в которой они оба проживали и были зарегистрированы на момент смерти М.В.С. Кроме того, истец является дочерью умершего и наследником первой очереди.

При таких обстоятельствах 14.02.2012 года судебная коллегия в силу требований ст.ст. 177, п. 1 ст. 1131 ГК РФ исковые требования С.Л.В. удовлетворила, отменила решение суда первой инстанции и приняла новое решение, которым признала завещание, совершенное М.В.С. в пользу В.Л.А., недействительным ().

 

10.  Наследование по закону

 

В рассматриваемом постановлении Верховный Суд Российской Федерации также дал разъяснения положениям ГК РФ, касающимся наследования по закону.

Так, в случае расторжения брака первый супруг наследодателя лишается права наследовать в качестве супруга, если решение о расторжении брака вступило в силу до дня открытия наследства.

При признании брака недействительным супруг наследодателя также не может наследовать в качестве супруга, даже если он был добросовестным и не знал при вступлении в брак о наличии оснований для признания его недействительным. Такие правовые последствия возникают даже в том случае, если судебное решение о признании брака недействительным вступит в силу после дня открытия наследства (пункт 28 Постановления № 9).

В пункте 30 Постановления № 9 разъясняются последствия ситуации, когда наследник по праву представления:

- не принимает наследство;

- отказывается от наследства без указания лиц, в пользу которых он отказывается;

- не имеет права наследовать или отстранен от наследования как недостойный наследник.

В этом случае доля, переходящая по праву представления к соответствующим потомкам наследодателя, делится поровну между оставшимися наследниками по праву представления либо переходит к единственному такому наследнику, принявшему наследство, и лишь при их отсутствии переходит к иным наследникам наследодателя по правилам приращения наследственных долей (ст. 1161 ГК РФ).

Также в Постановлении № 9 даны разъяснения относительно определения нетрудоспособности наследников и нахождения их на иждивении (пункт 31). Эти вопросы имеют значение для разрешения споров, касающихся обязательной доли в наследстве. Верховный Суд Российской Федерации указал, в частности, на то, что получатель ренты по договору пожизненного содержания с иждивением не наследует в качестве иждивенца наследодателя, даже если является нетрудоспособным.

 

В пункте 33 Постановления № 9 разъясняется, что в состав наследства наследодателя, состоящего в браке, включается его личное имущество, а также его доля в общем имуществе супругов, нажитом во время брака. При этом не является определяющим, на чье имя приобретено соответствующее имущество или кем из супругов внесены денежные средства. Иное может быть установлено в брачном договоре. Специально оговаривается, что положения брачного договора о режиме имущества супругов на случай расторжения брака не могут применяться в наследственных правоотношениях.

Исключение из данного правила приведено в пункте 88 Постановления № 9, согласно которому исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, не входит в общее имущество супругов и наследуется как имущество автора такого результата.

Однако, если исключительное право на результат интеллектуальной деятельности было приобретено за счет общих доходов супругов по договору об отчуждении такого права, то оно является их общим имуществом (если иное не установлено договором) и наследуется с учетом правил о наследовании общего имущества супругов (ст. 1150 ГК РФ).

 

11.  Принятие наследства

 

Верховный Суд Российской Федерации напомнил, что наследник со дня принятия наследства считается полноценным собственником унаследованного имущества и обладателем соответствующих имущественных прав независимо от факта государственной регистрации таких прав.

Аналогичное толкование российского законодательства ранее уже давалось в пункте 11 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Данное разъяснение учитывалось в судебной практике (к примеру, определения ВС РФ от 24.04.2012 № 18-В12-9, от 24.04.2012 № 18-В12-9, от 24.04.2012 № 18-В12-21, определение Московского городского суда от 08.12.2010 по делу № 33-35432).

При этом не имеет никакого значения время и способ принятия наследства (пункт 34 Постановления № 9).

Также указывается, что принятие наследником части наследства, независимо от того, происходит ли это по закону или по завещанию, означает принятие всего причитающегося ему наследственного имущества. Это положение отражает универсальность правопреемства и воспринято судебной практикой.

В пункте 35 Постановления № 9 уточняется, что совершение наследником действий, направленных на принятие имущества, которое ему не предназначалось, не будет означать принятия причитающегося наследства и не ведет к возникновению у такого лица права на наследование указанного имущества.

В случае возникновения ситуации, когда наследство может быть принято сразу по нескольким основаниям (к примеру, как по завещанию, так и по закону), наследник имеет право выбора: по какому основанию принимать наследство. При этом следует учитывать, что он может принять наследство как по одному основанию, так и по нескольким.

Однако принятие наследства по одному основанию исключает возможность принятия его по другим основаниям по истечении срока принятия, если до этого момента наследник знал или должен был знать о наличии таких оснований. Следовательно, до истечения указанного срока наследник, принявший наследство по одному или нескольким основаниям, может принять наследство также и по другим основаниям.

Наследник может получить свидетельство о праве на наследство без указания оснований наследования, что будет означать принятие им наследства по всем существующим основаниям.

В пункте 36 Постановления № 9 разъясняется, что под фактическими действиями, свидетельствующими о принятии наследства, следует понимать, к примеру:

- вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания) (также определения Санкт-Петербургского городского суда от 17.05.2012 № 33-5533/2012, Московского областного суда от 10.08.2010 по делу № 33-15500, от 26.03.2012 по делу № 33-6485, Ленинградского областного суда от 22.03.2012 № 33-1312/2012);

- обработка наследником земельного участка;

- подача в суд заявления о защите своих наследственных прав;

- обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя;

- осуществление оплаты коммунальных услуг (также определения ВС РФ от 06.12.2011 № 5-В11-87, от 23.11.2010 № 38-В10-3), страховых платежей;

- возмещение за счет наследственного имущества расходов, вызванных смертью наследодателя, расходов на охрану наследства и управления им (ст. 1174 ГК РФ) и т.д.

Указанные действия должны быть произведены в течение срока принятия наследства.

 

В качестве подтверждения факта принятия наследства наследник может предъявить соответствующие документы, указывающие на выполнение им действий по принятию наследства. Это может быть, к примеру, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя и т.д.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации, наличие общей собственности с наследодателем, доля в праве собственности на которую входит в состав наследства, само по себе не свидетельствует о принятии наследства таким наследником. Получение наследником компенсации на оплату ритуальных услуг и социального пособия на погребение также не свидетельствует о факте принятия им наследства.

В отсутствие каких-либо документов, свидетельствующих о факте принятия наследства, суд может установить это в порядке установления юридически значимых фактов, а при наличии спора - в исковом производстве (пункт 36 Постановления № 9).

Факт непринятия наследства, если наследник не желает его приобретать, также может устанавливаться в судебном порядке и через нотариуса. Этот вопрос может рассматриваться и по истечении срока на принятие наследства (пункт 37 Постановления № 9).

 

12.  Срок принятия наследства

 

При предъявлении истцами требований о признании права собственности в порядке наследования в пределах срока принятия наследства суды приостанавливают производство по делу до окончания указанного срока (пункт 8 Постановления № 9).

При этом отсутствие надлежаще оформленных документов на имущество наследодателя не препятствует наследнику в пределах срока принятия наследства обратиться в суд для включения такого имущества в состав наследуемого (ст. 1154 ГК РФ). Иначе суд будет рассматривать вопрос о признании права собственности на указанное имущество в порядке наследования.

Так, наследники покупателя по договору купли-продажи объекта недвижимости вправе обратиться в суд с требованием о государственной регистрации перехода права собственности на это имущество (пункт 9 Постановления № 9). В пункте 62 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указано, что с аналогичным требованием могут обратиться наследники продавца.

Подробные разъяснения о правилах исчисления срока принятия наследства приведены в пункте 38 Постановления № 9.

В пункте 39 Постановления указано, что в отношении ребенка, родившегося после открытия наследства, заявление о принятии наследства может быть подано его законными представителями в течение шести месяцев со дня его рождения.

Для восстановления пропущенного срока принятия наследства необходима совокупность следующих условий:

- наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам;

- требование о восстановлении срока должно быть предъявлено в течение шести месяцев после того, как отпали причины его пропуска.

 

Под уважительными причинами пропуска срока принятия наследства согласно пункту 40 Постановления № 9 понимается ряд обстоятельств, связанных с личностью истца (ст. 205 ГК РФ): например, тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. При этом такие обстоятельства должны существовать в течение всего срока принятия наследства.

В судебной практике отмечается, что к уважительным причинам, могут быть отнесены в том числе возраст наследника, состояние его здоровья, а также то обстоятельство, что о смерти наследодателя ему никто не сообщил (определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 № 33-5522/2012).

Также в данном пункте постановления № 9 указаны обстоятельства пропуска срока принятия наследства, которые не могут быть признаны уважительными - это кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.д.

Дополнительно к этому судебная практика не признает уважительными причинами пропуска срока принятия наследства удаленность места жительства и юридическую неграмотность наследника, незнание им процедуры оформления наследственных прав (кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 09.02.2011 по делу № 33-695, определения Пермского краевого суда от 17.01.2011 по делу № 33-11684/139, Московского городского суда от 14.03.2011 по делу № 33-6590). Не является уважительной причиной и отсутствие сведений о наличии завещания (определение Ленинградского областного суда от 15.03.2012 № 33-1224/2012).

 

При восстановлении срока принятия наследства суд должен вновь определить доли всех наследников, приняв обеспечительные меры по защите прав наследника, пропустившего такой срок, если это необходимо. В случае необходимости могут быть признаны недействительными полностью или в части выданные свидетельства о наследстве (пункт 41 Постановления № 9).

Рассмотренная ситуация может повлечь перераспределение наследственного имущества. Если оно в натуре уже отсутствует у первоначально получившего его наследника, то новый наследник имеет право на денежную компенсацию своей доли в праве на это имущество (пункт 42 Постановления № 9). При этом причина, по которой указанное имущество отсутствует у первоначального наследника, не имеет значения.

Действительная стоимость имущества должна оцениваться на день открытия наследства по правилам о возврате неосновательного обогащения (ст. 1105 ГК РФ).

Следует отметить, что отсутствие интереса наследника к судьбе наследодателя не всегда должно влечь отказ в иске о восстановлении срока для принятия наследства. Решение такого спора зависит от конкретных обстоятельств, установленных судом.

 

Решением городского суда Иркутской области от дата года удовлетворены исковые требования К.Е.И. к А.Г.И. о восстановлении срока для принятия наследства, признании принявшей наследство.

Судом установлено, что после смерти К.И.В. дата открылось наследство в виде двухкомнатной квартиры в г. . Наследником первой очереди умершего является его дочь К.Е.И., которая обратилась к нотариусу о принятии наследства дата года, то есть по истечении установленного законом шестимесячного срока для принятия наследства.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из уважительности причин пропуска срока для принятия наследства, при этом указал на то, что истеи с рождения и по настоящее время постоянно проживает в г. Иркутске, брак между родителями расторгнут до ее рождения, с отцом она не общалась по причине злоупотребления последним спиртными напитками, и о смерти отца стало известно от его соседей по квартире только года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.04.2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

дата года городской суд Иркутской области, рассмотрев гражданское дело по иску Б.Ю.В. к П.С.А. и др. о восстановлении срока для признания наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, критически отнесся к объяснениям истца о причинах пропуска срока для принятия наследства.

Разрешая вопрос о восстановлении срока, суд не признал уважительными причинами указание истца на то, что она не знала о смерти отца, а потому не приняла наследство.

При этом суд исходил из того, что истец имела информацию о месте жительства отца и реальную возможность получить сведения о его смерти в срок, установленный ст. 1154 ГК РФ. Личные мотивы, вследствие которых она не интересовалась судьбой близкого ей человека (отца) в течение продолжительного времени (более 2 лет 4 месяцев), не могут служить основанием к восстановлению ей срока для принятия наследства, открывшегося после смерти В.В.И.

Несостоятельным признал суд и довод истца о том, что ответчики всячески препятствовали тому, чтобы она узнала о смерти своего отца, поскольку истец проживала в одном с отцом субъекте Российской Федерации и, исходя из места проживания, имела реальную возможность самостоятельно получить информацию о смерти отца в течении шести месяцев с момента открытия наследства и обратиться к нотариусу с заявлением о желании принять наследство.

Апелляционным определением Иркутского областного суда от 23.05.2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

районным судом г. Иркутска дата года отказано К.Е.Ю. в восстановлении срока для принятия наследства.

При этом суд исходил из того, что оснований для восстановления пропущенного им срока для принятия наследства не имеется, поскольку истец знал о смерти наследодателя с февраля 2002 года, следовательно, срок для принятия наследства истек в августе 2002 года. Кроме того, в силу ст. 56 ГПК РФ К.Е.Ю. не представил доказательств того, что не мог знать о смерти отца по не зависящим от него обстоятельствам.

Суд также не признал уважительными причинами проживание истца в другом населенном пункте – , а также наличие ссоры между истцом и наследодателем, поскольку они не являются причинами, по которым истец не мог знать о смерти отца по не зависящим от него обстоятельствам.

Апелляционным определением Иркутского областного суда от 06.04.2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

Восстановление срока на вступление в наследство возможно в случаях, указанных в п. 1 ст. 1155 ГК РФ, при этом под «другими уважительными причинами» следует понимать в том числе: несовершеннолетие наследника, недееспособность наследника, тяжкий недуг, который препятствовал принятию наследства, длительное пребывание за рубежом. При этом необходимо исходить из того, что несовершеннолетний, недееспособный не должны нести неблагоприятные последствия неразумных действий своего законного представителя, попечителя.

 

Например, решением городского суда Иркутской области от 23.11.2011 года удовлетворены исковые требования прокурора г. Братска в интересах Ф.Н.А. к КУМИ г. Братска о восстановлении срока для принятия наследства, признании наследника принявшим наследство, признании права собственности.

Удовлетворяя исковые требования прокурора, суд пришел к выводу об уважительности причин пропуска истцом срока для принятия наследства, поскольку на момент смерти наследодателя истец являлась несовершеннолетней и не могла самостоятельно защищать свои законные интересы, то есть в силу ст. 1155 ГК РФ относилась к категории лиц, которые не знали и не должны были знать об открытии наследства. В данном случае Ф.Н.А. была даже неправомочна самостоятельно подать нотариусу заявление о принятии наследства. Ненадлежащее исполнение законным представителем (отцом) возложенных на него законодательством функций не должно отрицательно сказываться на правах и интересах наследника, не обладающего дееспособностью в полном объеме.

Определением судебной коллеги по гражданским делам Иркутского областного суда от 17.02.2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

13.  Отказ от наследства

 

В российском наследственном праве следует отличать направленный отказ от наследства и безусловный отказ от наследства. В первом случае наследник, отказываясь от принятия наследства, указывает лицо, в пользу которого он отказывается. Таким лицом может быть кто угодно из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди (пункт 44 Постановления № 9).

Наследник, совершающий направленный отказ, вправе указать, в каких долях он распределяет свою долю между указанными им лицами. Также он может определить, в отношении кого он отказывается от конкретного имущества из наследственной массы (пункт 45 Постановления № 9).

В ситуации, когда все имущество наследодателя завещано наследникам по завещанию, допускается только безусловный отказ (пункт 45 Постановления № 9). В этой ситуации доля отпавшего наследника переходит к остальным наследникам по завещанию пропорционально их наследственным долям, если завещанием не предусмотрено иное распределение, в том числе если в завещании подназначен наследник.

При отказе единственного наследника по завещанию, которому завещано все имущество наследодателя, все наследуемое им имущество переходит наследникам по закону.

При отказе от принятия наследства также следует учитывать некоторые правила, изложенные в пункте 46 Постановления № 9 и вытекающие из запрета отказываться от части наследуемого имущества:

- наследник, имеющий право на обязательную долю в наследстве, не может отказаться от наследования по закону незавещанной части имущества (п. 2 ст. 1149 ГК РФ);

- наследник, призванный к наследованию по любому основанию, приняв его, вправе отказаться от наследства (или не принять наследство), причитающегося ему в результате отказа от наследства в его пользу другого наследника;

- наследник, принимающий наследство по закону, не вправе отказаться от наследства, переходящего к нему при безусловном отказе от наследства другого наследника;

- при отказе наследника по закону от направленного отказа в его пользу другого наследника эта доля переходит ко всем наследникам по закону, призванным к наследованию (в том числе и к наследнику, отказавшемуся от направленного отказа), пропорционально их наследственным долям.

 

Так, решением городского суда Иркутской области от дата года исковые требования Н.А.С. к А.Е.М. о признании отказа от наследства недействительным удовлетворены. Суд признал недействительным отказ Н.А.С. от дата от наследства в пользу А.Е.М. после смерти Н.С.М.

Как установлено судом, после смерти Н.С.М. к нотариусу обратился истец, который отказался от причитавшейся ему доли в наследстве Н.С.М. в пользу своей сестры А.К.М.

Судом также установлено, что истец состоит на консультативном учете в ОГУЗ «психоневрологический диспансер» с дата с диагнозом «расстройство личности смешанного круга» (эмоционально неустойчивого и истерического). Данный факт подтвержден справками данного медицинского учреждения, свидетельством о болезни от дата военно-врачебной комиссии при Иркутской областной психиатрической больнице № амбулаторной картой истца.

Кроме того, судом было установлено, что отказ истца от наследства был совершен после разговора дата с ответчиком в квартире истца.

Суд, оценив собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, пришел к выводу о недействительности отказа истца от наследства, так как этот отказ был совершен под психическим влиянием на него, угрозой расправы по отношению к нему и его ребенку. Факт наличия психического заболевания у истца, а также дефект воли и волеизлияния истца под воздействием на него психического влияния, следствием которого стал его отказ от наследства, установлены судом и подтверждены собранными по делу доказательствами.

Определением судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда от 24.03.2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом судебная коллегия признала несостоятельным довод жалобы о том, что в силу ст. 1157 ГК РФ для признания отказа от наследства недействительным не предусмотрено такого основания как психологическое воздействие, поскольку судом установлено, что отказ истца от причитающейся ему доли наследства после смерти отца был произведен против его воли.

Не приняла судебная коллегия во внимание и довод жалобы о том, что истец при жизни отца отказывался от него, должной заботы не оказывал, так как материалами дела данный факт не подтвержден, основан на субъективном мнении А.Е.М. ().

Разрешая вышеуказанный спор, суд правильно установил и принял во внимание то обстоятельство, что отказ истца от наследства был совершен под психическим воздействием и угрозой расправы по отношению к нему и его ребенку со стороны ответчика.

 

Решением городского суда Иркутской области от дата года в удовлетворении исковых требований У.Р.Р. к нотариусу нотариального округа Иркутской области Т.М.В. о признании недействительной оспоримой сделки – отказа от наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, признании права собственности на наследственное имущество было отказано.

Разрешая данный спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что факт совершения отказа от наследства после У.Р.М. под влиянием угрозы не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела. Кроме того, суд пришел к выводу, что нотариус по заявленным истцом требованиям по данному делу не является носителем материально-правовых обязанностей по отношению к истцу.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 1 декабря 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом судебная коллегия признала необоснованными доводы жалобы о факте угрозы убийства в отношении У.Р.Р., подтвержденные постановлением дознавателя о возбуждении уголовного дела, а также обжалование постановления о прекращении уголовного дела, так как это не ставит под сомнение законность принятого по делу решения ().

 

14.  Раздел наследства

 

Верховный Суд Российской Федерации напомнил, что наследуемое имущество поступает в долевую собственность наследников, принявших наследство (пункт 51 Постановления № 9). Этого не происходит, если наследство принимает единственный наследник, а также в ситуации, когда наследодатель указывает в завещании конкретное имущество, которое должно быть предоставлено каждому из наследников.

Раздел наследственного имущества может быть осуществлен в течение трех лет со дня открытия наследства (ч. 2 ст. 1164 ГК РФ). По истечении этого срока раздел наследства производится с учетом общих положений о разделе имущества, находящегося в долевой собственности (ст. 252 ГК РФ). Ряд положений Гражданского кодекса Российской Федерации о наследовании по истечении указанных трех лет не применяется (к примеру, ст. ст. 1166, 1168 - 1170 ГК РФ).

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что запрещается заключение соглашения о разделе наследства, в состав которого входит недвижимое имущество, до получения соответствующими наследниками свидетельства о праве на наследство (пункт 51 Постановления № 9).

В рассматриваемом постановлении также даны разъяснения о преимущественном праве наследников на получение в счет своей наследственной доли неделимой вещи или жилого помещения, входящих в состав наследства. В пункте 52 Постановления № 9 указывается, кому и в какой очередности принадлежит преимущественное право. Им наделены наследники:

- обладавшие совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь;

- не являвшиеся при жизни наследодателя участниками общей собственности на неделимую вещь, однако постоянно и правомерно пользовавшиеся ею ко дню открытия наследства;

- проживавшие ко дню открытия наследства в переходящем по наследству жилом помещении, не подлежащем разделу в натуре, и не имеющие иного жилого помещения, принадлежащего на праве собственности или предоставленного по договору социального найма.

Такие наследники могут отказаться от своего преимущественного права. В этом случае, как указал Верховный Суд Российской Федерации, раздел наследства производится на общих основаниях.

В судебной практике отмечается, что наличие у наследника преимущественного права на получение в счет своей наследственной доли, входящей в состав наследства, неделимой вещи не является основанием для признания недействительным завещания, в соответствии с которым это имущество передается другому наследнику (определение Московского городского суда от 16.04.2012 по делу № 33-10184). Это обстоятельство является основанием для обращения наследника, имеющего право на обязательную долю, за реализацией своих прав как наследника.

Преимущественное право может существовать также на предметы обычной домашней обстановки и обихода. Такое преимущественное право принадлежит наследнику, проживавшему совместно с наследодателем на день открытия наследства, вне зависимости от продолжительности совместного проживания.

Специально разъясняется, что антиквариат, а также предметы, представляющие художественную, историческую или иную культурную ценность, не могут относиться к предметам домашней обстановки. Вопрос об отнесении предметов к культурным ценностям может быть разрешен экспертом (пункт 53 Постановления № 9).

Несоразмерность доли в наследстве, причитающейся наследнику, имеющему преимущественное право, влечет необходимость выплаты компенсации другим наследникам (пункт 54 Постановления № 9). Она может выражаться в уплате денежных средств, а также в передаче какого-либо имущества.

В судебной практике отмечается, что наследники, не имеющие преимущественного права на получение в счет своих наследственных долей входящей в состав наследства неделимой вещи, не могут требовать лишения другого наследника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна (определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.04.2012 № 33-4613).

Наследник, имеющий преимущественное право на получение наследуемого имущества, предоставляет компенсацию другим наследникам независимо от их на то согласия. Этот вывод уже встречался ранее в судебной практике (определение ВС РФ от 27.03.2012 № 80-В11-11).

Однако согласие наследников необходимо для определения характера и размера такой компенсации, если реализуется преимущественное право на получение неделимой вещи (жилого помещения).

Впрочем суд может отказать в защите преимущественного права такого наследника, если посчитает предоставленную компенсацию несоразмерной возмещению наследственных долей остальных наследников или если такое предоставление не будет гарантированным.

Следует отметить, что соглашение о разделе наследства будет являться ничтожным, если оно заключено с целью прикрыть другую сделку с наследственным имуществом (пункт 55 Постановления № 9). В качестве примера таких ничтожных соглашений Верховный Суд Российской Федерации указывает на выплату наследнику денежной суммы или передачу имущества, не входящего в состав наследства, взамен отказа от прав на наследственное имущество.

 

15.  Ответственность наследников по долгам наследодателя

 

В пункте 59 Постановления № 9 указано, что смерть должника не является обстоятельством, влекущим досрочное исполнение его обязательств наследниками. Следует учитывать, что согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (ст. 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а также от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства (пункт 58 Постановления № 9). К примеру, смерть должника по кредитному договору не прекращает его обязанности по этому договору, а создает обязанность для его наследника возвратить кредитору полученную наследодателем денежную сумму и уплатить проценты на нее в срок и в порядке, которые предусмотрены этим договором.

Наследники могут досрочно вернуть (полностью или по частям) сумму кредита, предоставленного наследодателю для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, при условии уведомления об этом кредитора не менее чем за 30 дней до дня такого возврата, если кредитный договор не предусматривает иного.

Необходимо отметить, что в судебной практике указывается на право кредиторов наследодателя обратить взыскание на принятое наследником имущество наследодателя независимо от получения свидетельства о праве на наследство и государственной регистрации права собственности (определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.04.2012 № 18-В12-9).

Также важно отметить, что открытие наследства не прерывает, не пресекает и не приостанавливает течения сроков исковой давности по требованиям кредиторов наследодателя (пункт 59 Постановления № 9).

Верховный Суд Российской Федерации указал, что наследники должника, принявшие наследство, становятся солидарными должниками в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (пункт 60 Постановления № 9). Отказополучатели по долгам наследодателя не отвечают. Стоимость наследственного имущества, в пределах которого отвечает по долгам наследодателя наследник, определяется, исходя из его рыночной стоимости на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом (пункт 61 Постановления № 9).

 

Так, решением городского суда Иркутской области от дата года исковые требования Д.А.А. к Б.О.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Б.М.С. и Б.Р.С., о взыскании денежной суммы удовлетворены частично. Суд взыскал с Б.О.А., действующей в интересах несовершеннолетних Б.М.С., Б.Р.С., солидарно, в пределах перешедшего каждому наследственного имущества денежную сумму в размере сумма рублей, являющуюся долгом наследодателя Б.С.В. Во взыскании денежной суммы в большем размере отказал.

Как усматривалось из материалов дела и установлено судом, Д.А.А. и Б.С.В. заключили договор передачи денег, согласно которому истец передает Б.С.В. до подписания данного договора деньги в сумме рублей за покупаемую у Б.С.В. ¼ доли квартиры. В случае незаключения договора купли-продажи доли квартиры Б.С.В. обязан вернуть вышеуказанную сумму Д.А.А. Данный договор между сторонами заключен не был.

Судом также установлено, что на момент смерти Б.С.В. денежная сумма рублей истцу не возвращена.

В соответствии с материалами наследственного дела ответчики приняли наследство в виде ¼ доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение по 1/3 доли каждый.

При таких обстоятельствах суд обоснованно частично удовлетворил исковые требования в пределах стоимости перешедшего каждому наследственного имущества и взыскал в пользу истца денежную сумму в размере рублей солидарно со всех наследников.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 16 декабря 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

районным судом Иркутской области от дата года удовлетворены частично исковые требования ОАО «Сбербанк России» к Б.О.Ю., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Б.Ю.Р., Б.Г.И., о взыскании кредиторской задолженности соразмерно доле в наследственном имуществе. Суд взыскал задолженность с Б.О.Ю., Б.Ю.Р. в пользу ОАО «Сбербанк России» соразмерно их доле в наследственном имуществе. В удовлетворении требований о взыскании кредиторской задолженности соразмерно доле в наследственном имуществе в отношении Б.Г.И. отказано.

Удовлетворяя исковые требования в части взыскания задолженности с ответчиков в пользу истца соразмерно их доле в наследственном имуществе, суд исходил из того, что доказательств возврата указанной суммы ответчиками – наследниками заемщика суду не представлено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 27.03.2012 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

Согласно ст. 1174 ГК РФ возмещение расходов, вызванных смертью наследодателя, включая необходимые расходы на оплату мест погребения наследодателя, возмещаются за счет наследства в пределах его стоимости.

 

Решением городского суда Иркутской области от дата года исковые требования П.В.Н. к Е.В.Д. о взыскании денежной компенсации доли в наследственном имуществе удовлетворены частично.

Представитель истца в кассационной жалобе просил отменить решение суда, так как суд неправильно определил долю истца в наследственном имуществе, при этом указал, что компенсация на оплату ритуальных услуг входит в состав наследства.

Разрешая спор, суд установил, что спорная квартира была приобретена супругами в общую собственность, в период брака ими был приобретен автомобиль, открыты денежные вклады, в связи с чем в состав наследства включается доля указанного наследства.

Поскольку компенсация расходов на оплату ритуальных услуг, понесенных ответчиком в связи со смертью наследодателя, получена Е.В.Д., то с учетом требований ст. 1174 ГК РФ суд отказал в иске о взыскании доли такой компенсации.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 11 марта 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения ().

 

По вопросу о сохранении обеспечения исполнения обязательств наследодателя Верховный Суд Российской Федерации указал следующее. Поручитель наследодателя становится поручителем наследника лишь в случае, если поручителем было дано согласие отвечать за неисполнение обязательств наследниками (пункт 62 Постановления N 9). Если поручительство сохраняется в случае смерти должника, то поручитель несет ответственность по долгам наследодателя перед кредитором лишь в пределах стоимости наследственного имущества.

Правовая позиция, согласно которой поручитель в случае смерти заемщика должен нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества, находит подтверждение в судебной практике (Вопрос 1 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 г., определение ВС РФ от 11.11.2008 № 36-В08-26, информационное письмо судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 03.06.2010 «Обзор судебной практики Верховного суда Республики Хакасия по рассмотрению гражданских дел в порядке надзора за первое полугодие 2009 года», обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по гражданским делам за III квартал 2008 г., постановление президиума Ивановского областного суда от 14.05.2010 № 44г-13/2010).

Интересно отметить, что по этому вопросу имеется определенное расхождение с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 20 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 года № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», в котором указано, что «в отношениях с кредитором поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников и требовать уменьшения размера своей обязанности по договору поручительства пропорционально стоимости наследственного имущества».

Эта позиция редко встречается и в практике судов общей юрисдикции (постановление президиума Калининградского областного суда от 05.06.2006 № 44-Г-82/2006).

 

16.  Наследование объектов недвижимости

 

В пункте 79 Постановления № 9 указывается, что земельные участки и расположенные на них объекты недвижимости являются самостоятельными объектами гражданского оборота, поэтому завещатель вправе сделать в отношении них отдельных распоряжения. При этом необходимо учитывать, что не может быть завещана отдельно часть земельного участка, находящаяся под объектом недвижимости и необходимая для его использования. Это следует из принципа единой судьбы земельного участка и объекта недвижимости, расположенного на нем (пп. 5 п. 1 ст. 1 и п. 4 ст. 35 ЗК РФ).

Также в рассматриваемом постановлении даны подробные разъяснения положений законодательства о наследовании земельных долей (п. п. 75 - 77 Постановления № 9).

В пункте 82 Постановления № 9 установлено, что при разрушении до открытия наследства принадлежавшего наследодателю объекта недвижимости, расположенного на участке наследодателя, который находился у него на праве постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения, эти права сохраняются за наследниками в течение трех лет после разрушения объекта недвижимости. Если данный срок был продлен уполномоченным органом, то в течение соответствующего периода.

Если наследники приступили к восстановлению разрушенного объекта недвижимости, то их права на него сохраняются и по истечении указанного срока, если только они не были прекращены в установленном порядке.

Относительно наследования самовольной постройки Верховный Суд Российской Федерации указал, что наследник вправе требовать возмещения потраченных расходов от собственника земельного участка, на котором наследодатель возвел самовольную постройку, лишь в том случае, если собственник земельного участка получит право собственности на эту самовольную постройку (пункт 64 Постановления № 9).

Если же самовольная постройка была возведена наследодателем на принадлежавшем ему на праве собственности (или пожизненном наследуемом владении) земельном участке, то наследник, получивший по закону или по завещанию права на такой земельный участок, может требовать признания за ним права собственности на указанную самовольную постройку. При этом он обязан будет возместить другим наследникам стоимость этой постройки, исходя из причитающейся им доли наследства.

 

Пункт 96 Постановления № 9 содержит два важных разъяснения, направленных на пресечение необоснованных нотариальных отказов, связанных с выдачей свидетельства о праве на наследство, а также гарантирующих судебную защиту нарушенных прав. Такой отказ не допускается в случае смерти наследодателя, получившего свидетельство о праве на наследственное имущество, подлежащее государственной регистрации, до регистрации его прав в установленном порядке. В случае устного отказа суд должен обязать нотариуса изложить причины отказа в письменной форме и разъяснить порядок обжалования.

 

17.         Иные ошибки судов Иркутской области при рассмотрении споров, вытекающих из наследственных правоотношений

 

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции, как вынесенное с нарушением требований ст.ст. 1154 и 1155 ГК РФ.

 

Решением районного суда г. Иркутска от дата года исковые требования М.В.А. к П.П.Н., УФМС по Иркутской области о признании прекращенным права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета удовлетворены. В удовлетворении встречных исковых требований П.П.Н., действующего в интересах несовершеннолетней П.А.П., к М.В.А. о продлении срока для принятия наследства, признании принявшим наследство, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, свидетельства о госрегистрации права, включении доли квартиры в наследственное имущество, признании права собственности отказано.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований П.П.Н., действующего в интересах несовершеннолетней П.А.П., суд указал на пропуск срока на подачу иска о признании квартиры общим имуществом супругов, который суд исчислял с момента расторжения брака супругов М., так и срок исковой давности по требованиям о признании права собственности на спорную квартиру в порядке наследования после смерти П.Ю.С.

Разрешая встречные исковые требования П.П.Н., суд применил срок исковой давности к требованиям о признании спорной квартиры общим имуществом супругов при том, что М.В.А. и его представителем заявлено ходатайство о пропуске срока исковой давности по требованиям о разделе спорной квартиры.

При этом суд не учел, что ни требования о признании спорной квартиры общим имуществом супругов, ни требования о разделе квартиры не могли быть заявлены П.П.Н. в интересах несовершеннолетней П.А.П., поскольку в силу ст. 38 СК РФ, ст. 21 КоБС РСФСР указанные требования могут быть заявлены непосредственно супругами при разделе имущества, которыми стороны не являются.

В нарушение ст. 199 ГК РФ суд применил к требованиям о признании права собственности на долю спорной квартиры срок исковой давности, хотя, как следует из материалов дела, ходатайство о пропуске срока исковой давности ответчиком по встречному иску не заявлялось.

Из материалов дела усматривается, что законный представитель несовершеннолетнего наследника (П.А.П.) к имуществу умершей П.Ю.С. в установленный законом шестимесячный срок обратился с заявлением к нотариусу за оформлением наследственной массы, однако судом данное обстоятельство, а также положения ст. 20 КоБС РСФСР при рассмотрении данного спора не учтены.

Кроме того, судом не было истребовано и не изучалось наследственное дело к имуществу М.А.Н., не выяснялись наличие иных наследников и основания выдачи свидетельства о праве на наследство М.В.А. в году при том, что совершеннолетия М.В.А. достиг в году.

Суд также оставил без внимания и оценки тот факт, что наследником имущества П.Ю.С. кроме ее дочери является в том числе и Ф.Г.И., однако вопрос о привлечении указанного лица к участию в деле судом не обсуждался и не разрешался.

При таких обстоятельствах судебная коллегия 26 апреля 2012 года отменила решение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей ().

 

Неправильное распределение долей наследников на наследственное имущество, нарушение положений ст.ст. 1141, 1142, 1149 ГК РФ привело к отмене решения суда первой инстанции.

 

Решением городского суда Иркутской области от дата года исковые требования К.А.Н., Г.Е.А. в интересах своих детей К.Е.Н., А.Н. к Г.А.П., И.Ю., Ю.Р. о включении наследственного имущества в наследственную массу и признании права собственности на доли имущества удовлетворены частично. Суд включил в состав наследственного имущества 1/3 долю в праве собственности на жилой дом, а также 1/3 долю в праве собственности на гараж, 2 навеса, теплицу. За несовершеннолетними К.Е.Н. и А.Н. признано право собственности по 1/12 доли каждому в праве собственности на жилой дом и по 1/12 в праве собственности на гараж, 2 навеса, теплицу.

О включении в наследственную массу 1/3 доли в праве собственности на земельный участок, две террасы и туалет, находящиеся на этом земельным участке, отказано.

Встречные исковые требования Г.А.П. к Г.И.Ю., Г.Ю.Р. также удовлетворены частично.

Суд признал за Г.А.П. право собственности на 1/12 долю в праве собственности на спорный жилой дом, в праве собственности на 1/24 долю – отказал.

Включая в наследственную массу 1/3 долю в праве собственности на жилой дом, суд пришел к выводу о том, что Г.И.Ю. в наследство на указанные выше 1/3 доли в праве собственности на спорный жилой дом не вступил, так как в материалах дела отсутствуют доказательства принятия им наследства, а также, по мнению суда, не представлено доказательства фактического принятия наследства.

Данный вывод суда не соответствовал фактическим обстоятельствам дела, так как из материалов наследственного дела следовало, что Г.И.Ю. в установленном законом срок для принятия наследства обратился к нотариусу по месту открытия наследства с заявлением о принятии этого наследства. Таким образом, Г.И.Ю. в соответствии с п. 1 ст. 1153 ГК РФ принял наследство, завещанное ему наследодателем.

К.Е.Н., К.А.Н., К.А.П. и Г.И.Ю. в силу ст.ст. 1141, 1142 ГК РФ являются наследниками первой очереди.

Согласно п. 1 ст. 1149 несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособный супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы, подлежащие призванию к наследству на основании п. 1 ст. 1148 ГК РФ, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы при наследовании по закону (обязательная доля).

При разрешении дела судом не был определен надлежащим образом состав наследственного имущества, поскольку его состав установлен, исходя из договора мены года, технической документации, изготовленной в и годах, при этом фактическое наличие наследственного имущества не проверялось и подтверждающих наличие имущества доказательств истцами суду не было представлено.

Таким образом, как установила судебная коллегия, осуществляя подготовку дела, суд не распределил между сторонами бремя доказывания, в частности, истцам не была разъяснена их обязанность по предоставлению доказательств наличия объектов, относящихся к недвижимому имуществу, на которые они претендуют.

Кроме того, материалы дела не содержали доказательств извещения Г.И.Ю. о времени и месте судебного заседания.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда определением от 12.01.2012 года отменила решение суда первой инстанции с направлением на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

Неправильное определение обстоятельств, имеющих юридическое значение, влечет отмену решения суда.

 

Решением районного суда Иркутской области от дата года удовлетворены исковые требования З.Л.А., А.И.И., Н.Е.М. к администрации района. Исковые требования А.А.А. удовлетворил частично. Суд определил доли и признал право общей долевой собственности на спорную двухкомнатную квартиру по 1/5 доли за каждым. Признал недействительным договор купли-продажи, заключенный дата между К.А.А. и А.И.А. Прекратил право собственности К.А.А. на спорную квартиру, исключил из ЕГРП запись о праве собственности.

В удовлетворении исковых требований А.А.А. к К.А.А., К.Г.С. о признании договора купли-продажи от дата указанной квартиры отказал. Исковые требования К.Г.С. к К.А.А., А.А.А. о признании договора от дата действительным удовлетворил.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда, исходя из следующего.

Разрешая данный спор, суд пришел к выводу о правомерности требований истцов о включении спорной квартиры в состав наследства, открывшегося после смерти А.М.П. Между тем из указанных истцов никто не заявлял требований о включении спорного имущества в наследственную массу.

Удовлетворяя исковые требования А.А.А., З.Л.А. о признании права собственности в порядке наследования, суд не определил юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для дела, и не разъяснил истцам право на предъявление требований об установлении факта принятия наследства либо о восстановлении срока, установленного для принятия наследства, принимая во внимание, что А.М.П. умерла дата года, т.е. истцы пропустили срок, установленный для принятия наследства, предусмотренный ст. 1154 ГК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что истцы в силу ст. 1153 ГК РФ приняли наследство, распорядились им и приняли меры к его сохранности, исходя из того, что после смерти матери наследники решили, что в квартире останется проживать младший брат А.И.А., который и проживал в ней до своей смерти.

Судом не принято во внимание, что спорная квартира не являлась наследственным имуществом, не была включена в наследственную массу умершей, кроме того, решением районного суда от дата признано право единоличной собственности за А.И.А., о чем имеется запись регистрации в ЕГРП. Обстоятельства фактического принятия наследства судом не исследовались, доказательств, подтверждающих данный факт, не представлено.

При определении круга наследников в нарушение ст. 1142 ГК РФ суд не учел, что сын А.М.П. – А.И.А. и дочь Н.В.А. умерли после открытия наследства, в связи с чем их дети не будут являться наследниками по праву представления, а наследуют за своими родителями, если будет установлено, что А.И.А. и Н.В.А. фактически приняли наследство после смерти А.М.П., совершив действия, направленные на их принятие.

При таких обстоятельствах судебная коллегия определением от 20.07.2011 года отменила решение суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд ().

 

При повторном рассмотрении решением районного суда Иркутской области от дата года исковые требования А.А.А. и З.Л.А. удовлетворены. Суд признал недействительным договор купли-продажи спорной квартиры от дата, заключенный между А.И.А. и К.А.А., прекратил ее право собственности на указанную квартиру и исключил из ЕГРП запись о праве собственности К.А.А. на эту квартиру. Суд также признал недействительным договор от дата купли-продажи спорной квартиры от дата, заключенный между К.А.А. и К.Г.С., и прекратил право собственности К.Г.С. на указанную квартиру, исключил из ЕГРП запись о праве собственности на эту квартиру. Суд признал А.А.А., З.Л.А. принявшими наследство после смерти А.М.П., включив в наследственную массу спорную квартиру, а также признал за ними право общей долевой собственности на нее.

В иске К.С.Г. к К.А.А., А.А.А. о признании договора действительным отказал.

Судебная коллегия не согласилась и с этим решением суда по следующим основаниям.

Вывод суда о включении в наследственную массу спорной квартиры и признании А.А.А. и З.Л.А. принявшими наследство в связи с тем, что их мать А.М.П. обратилась и изъявила желание приватизировать квартиру, совершив действия по получению технической характеристики на квартиру, а также в связи с отказом А.И.А. от приватизации квартиры, не соответствует обстоятельствам дела и противоречит положению пункту 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.08.1993 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», поскольку заявление и необходимые документы на приватизацию поданы не были.

Признавая сделку, совершенную между А.И.А. и К.А.А., недействительной по причине того, что решение суда, признавшего право собственности на квартиру за А.И.А., было отменено, суд сделал вывод о незаконности сделки между ними, а также о выбытии квартиры из владения А.А.А. и З.Л.А. помимо их воли, в связи с чем квартира подлежит истребованию из чужого незаконного владения.

Между тем, из материалов дела усматривалось, что в спорной квартире были зарегистрированы и проживали А.М.П., ее супруг А.А.И. и сын А.И.А. После смерти А.А.И. и А.М.П. в квартире фактически остался проживать и был зарегистрирован только А.И.А., с которым также был зарегистрирован договор на предоставление коммунальных услуг.

Решением районного суда от дата за А.И.А. было признано право собственности на спорную квартиру. Впоследствии данная квартира была продана по договору купли-продажи от дата К.А.А., которая в свою очередь по договору купли-продажи от дата продала квартиру К.С.Г.

Судебная коллегия признала несостоятельными и выводы суда о принятии наследства А.А.А. и З.Л.А., поскольку они не подтверждались доказательствами принятия наследства, предусмотренными ст. 1153 ГК РФ. Более того, данные выводы суда противоречили установленным обстоятельствам дела, представленным К.А.А. доказательствам, свидетельствующим об уплате ею задолженности по коммунальным услугам за год, и несении расходов по квартплате и коммунальным услугам за период с по годы.

Суд также не принял во внимание возражения К.А.А. о пропуске срока принятия наследства, предусмотренного ст. 1154 ГК РФ. З.Л.А. и А.А.А. в соответствии со ст.ст. 56, 57, ГПК РФ, ст. 1155 ГК РФ доказательства, свидетельствующие об уважительности причин пропуска срока, представлены не были (А.М.П. умерла дата, а в суд истцы обратились лишь в конце года).

Судебная коллегия не усмотрела оснований для признания недействительной сделки купли-продажи квартиры и прекращения права на нее, так как З.Л.А. и А.А.А. не были представлены доказательства, свидетельствующие о незаконности сделок купли-продажи квартиры, заключенных дата и дата, как того предусматривают положения ст.ст. 166, 167 ГК РФ.

Сам по себе факт отмены дата решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам не свидетельствует о незаконности сделки между А.И.А. и К.А.А. от дата.

При таких обстоятельствах судебная коллегия апелляционным определением от 06.06.2012 года отменила решение суда первой инстанции и вынесла новое решение, которым отказала в удовлетворении исковых требований А.А.А. и З.Л.А. о признании недействительными договоров купли-продажи от дата и от дата, заключенных между А.И.А. и К.А.А., а также между К.А.А. и К.Г.С., признании принявшими наследство, признании права общей долевой собственности на спорную квартиру.

Исковые требования К.Г.С. к К.А.А., А.А.А. о признании договора купли-продажи спорной квартиры от дата действительным удовлетворила ().

 

18.  Заключение

 

Анализ приведенных в настоящем обобщении норм федерального законодательства, а также судебной практики свидетельствует о том, что при рассмотрении дел данной категории суды Иркутской области в основном правильно применяют нормы, регулирующие вопросы перехода собственности в порядке наследования, правильно понимают доктрину наследственного права при толковании закона. Имеющиеся недостатки могут быть устранены, в том числе посредством обсуждения возникающих вопросов на совещаниях судей и учебно-методических семинарах, проводимых судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда.

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Иркутского областного суда

 


Источник: http://oblsud.irk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=472


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Связать кардиган на 48 размер спицами с видео
Поделки из под канистр
Схема для вязания на спицах носки
Как связать гребешок спицами
Выкройку основы платья с втачным рукавом


Споры связанные с наследованием
Споры связанные с наследованием


Восстановление срока принятия наследства - судебная практика
Недостойный наследник - судебная практика : Судебные и



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ